Септальный инфаркт миокарда что это — Лечение гипертонии

Есть ли разница между симптомами септального инфаркта, и другими формами инфарктов

Инфаркт – омертвение тканей органа. Соответственно, инфаркт может развиваться в любом органе. Одним из важных и сложных по строению органов человеческого организма, является сердце. Существует разделение видов и форм инфаркта миокарда:

  • микроинфаркт – небольшой очаг некроза,
  • обширный инфаркт – когда затрагивается большая площадь тканей.

Так же пораженный участок может распространяться на всю толщину ткани, или на некоторую глубину. В соответствии со строением органа – указывают место поражения. Вся эта информация дает понимание о том, насколько опасно состояние пациента в данный момент, какую нужно предпринять тактику лечения, и какой прогноз для человека возможен в будущем. Одной из редких и угрожающих форм этого заболевания, является септальный инфаркт некроз межжелудочковой перегородки.

  1. Характерные особенности заболевания
  2. Причины
  3. Симптомы
  4. Возможные осложнения
  5. Лечение
  6. Небольшое заключение

Характерные особенности заболевания

Мертвые ткани не сохраняются в организме, в том виде, в котором остались. «Природа не терпит пустоты», следовательно, эта ткань заменяется соединительной. Она не сокращается, не участвует в обмене веществ. Просто замещает поврежденный участок. И несчастье заключается в том, что ткань межжелудочковой перегородки представляет собой мышцу, которая принимает участие в сокращении сердца и выбросе крови в организм. После ее замещения соединительной тканью, это функция не возможна. И сама стенка становится тонкой и хрупкой. Для такого мощного органа как сердце, это становится угрозой ее разрыва и развития недостаточности клапанного аппарата сердца. Все это ведет к ускоренному развитию сердечной недостаточности и смерти.

Причины

Первопричиной закупорки сосудов принято считать атеросклероз. Но развитию данного процесса так же способствуют:

  • заболевания обмена веществ (метаболический синдром, диабет, алиментарное ожирение, дислипидемия),
  • вредные привычки,
  • отсутствие каких-либо физических нагрузок,
  • отрицательное влияние окружающей среды (загрязнение атмосферы).

Спровоцировать отрыв тромба или спазм сосудов могут:

  • стресс или эмоциональное перенапряжение,
  • перепад климата (атмосферное давление),
  • простудные заболевания и подъем температуры тела.

Всех этих жизненных ситуаций, стоит избегать людям, которые подвержены влиянию провоцирующих факторов, или которые имеют сопутствующие заболевания, способствующие сужению просвета сосудов или его полному закрытию. В случае ухудшения самочувствия, нужно сразу сообщить врачу. Чем раньше будет поставлен диагноз и проведены профилактические меры, тем выше вероятность благоприятного исхода.

По статистическим данным, инфаркт миокарда – первая причина инвалидности в среднем возрасте.

Симптомы

При любой локализации инфаркта, симптомы будут идентичны. В первую очередь, это резко возникшая боль в грудной клетке, проявляется сдавливанием или печением. Продолжается дольше тридцати минут, не купируется нитратами. На фоне постоянной боли, возможно, чередование нескольких приступов. После каждого боль усиливается, и может быть настолько интенсивной, что пациенты кричат. Возможно ее распространение в левую руку или на всю левую половину туловища. Во вторых одышка и удушье. В третьих, группа симптомов, которая может быть вся, может присутствовать один симптом, а может отсутствовать. К ним относят: падение или подъем давления, головокружение, слабость, предобморочное или бессознательное состояние.

Но все не так просто. Симптомы могут проявлять себя необычно. Например, болью в животе или челюсти, возможна тошнота и рвота.

Бывают случаи, когда человек вообще не ощущает особых симптомов, а просто плохо себя чувствует, какая-то «тяжесть на сердце», или плохое настроение. Это называют без болевой формой, и она самая страшная. Своевременно оказать помощь такому пациенту не удается, т.к. пациент не придет к врачу. Он даже не поймет, что болен. В таких случаях два пути:

  • Первый – пациент ничего не чувствует, живет прежней жизнью не испытывая жалоб и ограничений в ходьбе и подъеме по лестнице. Наличие перенесенного инфаркта выявляют на кардиограмме при профилактическом осмотре.
  • Второй – симптомы нарастают резко и внезапно, вплоть до потери сознания. Спасти такого пациента не всегда удается.

При проявлении одного или всех симптомов, нужно срочно обращаться к врачу. При развитии инфаркта, дорога каждая минута для постановки диагноза, и от постановки диагноза, до госпитализации, со своевременно начатым лечением.

Возможные осложнения

Самое страшное осложнение – разрыв стенки сердца, со смертельным исходом. Далее возможны:

  • развитие острой левожелудочковой недостаточности,
  • возникновение любой формы аритмии,
  • формирование аневризм,
  • образование тромбов внутри полостей сердца,
  • падение гемодинамики с потерей сознания.

Все эти состояния могут развиваться мгновенно и за минуты привести к летальному исходу. Поэтому, так важно, в кратчайшие сроки поставить диагноз и госпитализировать в специализированное отделение реанимации.

Лечение

Лечение пациентов с инфарктом проходит в отделении интенсивной терапии. Во время оказания первой помощи, прежде всего, борются с болевым шоком. Т.к. если его не купировать, смерть от него может наступить раньше, чем от заболевания или осложнений. Для его купирования применяю наркотические и противошоковые препараты. Если позволяет время, вводят тромболитики, для немедленного рассасывания тромба и восстановления кровотока. Параллельно идет симптоматическое лечение: кислородотерапия, стабилизация давления, сосудорасширяющая терапия. Проводится подбор лекарств из групп: антикоагулянтов, дезагрегантов, гиполипидемических, влияющих на частоту сердечных сокращений, гипотензивных, препаратов для защиты стенки желудка, нитратов.

При наличии оборудования и времени, проводят аортокоронарное шунтирование или стентирование. Это оперативное вмешательство, которое позволяет восстановить кровоток. При шунтировании – создается дополнительный обходной путь для притока крови. При стентировании – восстанавливают кровоток в поврежденном сосуде. После проведения данных процедур качество жизни больных улучшается, а реабилитация проходит быстрее. Данные процедуры практически везде включены в государственные программы.

После перевода пациента из реанимации, в отделение для пациентов с инфарктом миокарда, начинают реабилитацию. В первую очередь это подбор диеты и дальнейшего, правильного образа жизни. Затем по индивидуальной программе, проходит череда упражнений с инструктором, под контролем кардиограммы. После выписки, этот процесс продолжается в течение 6 месяцев амбулаторно.

Небольшое заключение

Инфаркт миокарда – распространенное заболевание, приводящее к инвалидности многих людей. Для того чтобы избежать данного заболевания достаточно придерживаться здорового образа жизни, и регулярно посещать врача.

Современные подходы к лечению острого инфаркта миокарда

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Читайте в новом номере

Российский кардиологический научно-производственный комплекс Минздрава РФ, Москва

Сегодня инфаркт миокарда (ИМ) остается таким же серьезным заболеванием, как и несколько десятилетий назад. Вот только один из примеров, доказывающих тяжесть этой болезни: около 50% больных умирают до того, как успевают встретиться с врачом. Вместе с тем совершенно очевидно, что риск ИМ для жизни и здоровья стал значительно ниже. После того, как 35 лет назад были разработаны основные принципы палат интенсивного наблюдения за коронарными больными и эти палаты начали реально работать в практике здравоохранения, существенно повысилась эффективность лечения и профилактики нарушений ритма и проводимости сердца больных ИМ и снизилась госпитальная летальность. В 70-е годы она составляла более 20%, однако в последние 15 лет, после того как была доказана роль тромбоза в патогенезе острого ИМ и показано благоприятное влияние тромболитической терапии, в целом ряде клиник летальность сократилась в 2 раза и более. Надо сказать, что основные принципы и рекомендации по лечению острого ИМ, впрочем, как и для большинства других серьезных патологий, основываются не только на опыте и знаниях отдельных клиник, направлений, школ, но и на результатах крупных многоцентровых исследований, подчас проводящихся одновременно во многих сотнях больниц в разных странах мира. Конечно, это позволяет врачу в стандартных клинических ситуациях быстрее находить правильное решение.

Основными задачами лечения острого ИМ можно назвать следующие: купирование болевого приступа, ограничение размеров первичного очага поражения миокарда и, наконец, профилактика и лечение осложнений. Типичный ангинозный приступ, развивающийся у подавляющего числа больных при ИМ, связан с ишемией миокарда и продолжается до тех пор, пока не происходит некроз тех кардимиоцитов, которые должны погибнуть. Одним из доказательств именно этого происхождения боли служит быстрое ее исчезновение, при восстановлении коронарного кровотока (например, на фоне тромболитической терапии).

Купирование болевого приступа

Сама по себе боль, воздействуя на симпатическую нервную систему, может существенно увеличивать частоту сердечных сокращений, артериальное давление (АД), а также работу сердца. Именно эти факторы обусловливают необходимость как можно быстрее купировать болевой приступ. Целесообразно дать больному нитроглицерин под язык. Это может ослабить боль в том случае, если больной не получал ранее нитроглицерин в связи с этим приступом. Нитроглицерин может быть в форме таблеток или аэрозоля. Не нужно прибегать к его применению при систолическом АД ниже 90 мм рт.ст.

Во всем мире для купирования болевого приступа используются морфин который вводят внутривенно дробно от 2 до 5 мг каждые 5–30 мин по необходимости до полного (по возможности) купирования боли. Максимальная доза составляет 2–3 мг на 1 кг массы тела больного. Внутримышечного введения морфина следует избегать, так как результат в этом случае непредсказуем. Побочные действия крайне редки (в основном, это гипотония, брадикардия) и довольно легко купируются путем придания ногам возвышенного положения, введения атропина, иногда плазмозамещающей жидкости. У пожилых людей нечасто встречается угнетение дыхательного центра, поэтому у них морфин следует вводить в уменьшенной (даже половинной) дозе и с осторожностью. Антагонистом морфина является налоксон, который также вводят внутривенно, он снимает все побочные явления, в том числе угнетение дыхания, вызванное опиатами. Не исключается применение и других наркотических анальгетиков, например промедола и иных препаратов этого ряда. Предположение о том, что нейролептанальгезия (сочетание фентанила и дроперидола) обладает рядом преимуществ, не получило клинического подтверждения. Попытки замены морфина комбинацией ненаркотических анальгетиков и нейролептиков в этой ситуации неоправданны.

Тромболетическая терапия

Основным патогенетическим методом лечения ИМ является восстановление проходимости окклюзированной коронарной артерии. Чаще всего для достижения этого используют либо тромболитическую терапию, либо механическое разрушение тромба при транслюминальной коронарной ангиопластике. Для большинства клиник нашей страны наиболее реалистично сегодня применение первого способа.

Процесс некроза развивается у человека крайне быстро и в основном заканчивается, как правило, уже через 6–12 ч от начала ангинозного приступа, поэтому чем быстрее и полноценнее удается восстановить кровоток по тромбированной артерии, тем более сохранной будет функциональная способность миокарда левого желудочка и в конечном итоге меньше летальность. Оптимальным считается начало введения тромболитических препаратов через 2–4 ч от начала болезни. Успех лечения будет большим, если удастся сократить промежуток времени до начала тромболитической терапии, что может быть осуществлено двумя путями: первый – раннее выявление и госпитализация больных в стационар и быстрое принятие решения о соответствующем лечении, второй – начало терапии на догоспитальном этапе. В наших исследованиях показано, что начало тромболитической терапии на догоспитальном этапе позволяет добиться выигрыша во времени, в среднем около 2,5 ч. Такой способ тромболитической терапии, если он проводится врачами специализированной бригады кардиологической помощи, является относительно безопасным. При отсутствии противопоказаний тромболитическую терапию целесообразно проводить всем больным в первые 12 ч болезни. Эффективность тромболитической терапии выше (снижение летальности на 42–47%), если она начата в течение 1-го часа болезни. При сроках более 12 ч применение тромболитических препаратов проблематично и должно решаться с учетом реальной клинической ситуации. Особенно показана тромболитическая терапия пожилым людям, пациентам с передним ИМ, а также в тех случаях, когда ее начинают достаточно рано. Обязательное условие для начала тромболитической терапии – наличие элеваций сегмента ST на ЭКГ или признаков блокады ножек пучка Гиса. Тромболитическая терапия не показана, если элевации сегмента ST отсутствуют, независимо от того, как выглядит конечная фаза QRS на ЭКГ – депрессии, отрицательные Т или отсутствие каких-либо изменений. Раннее начало терапии тромболитиками позволяет спасти до 30 больных из 1000 леченых.

Сегодня основным путем введения тромболитических препаратов является внутривенный. Все используемые препараты, тромболитики первого поколения, такие как стрептокиназа (1 500 000 ЕД в течение 1 ч) – урокиназа (3 000 000 ЕД в течение 1 ч), второго поколения – тканевой активатор плазминогена (100 мг болюсом плюс инфузия), проурокиназа (80 мг болюсос плюс инфузия 1 ч) – являются высокоэффективными тромболитиками.

Риск терапии тромболитиками общеизвестен – это возникновение кровотечений, из наиболее опасных – кровоизлияние в мозг. Частота геморрагических осложнений невелика, например количество инсультов при применении стрептокиназы не превышает 0,5%, а при использовании тканевого активатора плазминогена – 0,7–0,8%. Как правило, в случае серьезных геморрагий вводят свежезамороженную плазму и, конечно, прекращают введение тромболитика. Стрептокиназа может вызывать аллергические реакции, которые, как правило, удается предотвратить профилактическим введением кортикостероидов – преднизолона или гидрокортизона. Другое осложнение – гипотония, которая чаще наблюдается при использовании препаратов, созданных на основе стрептокиназы, нередко она сопровождается брадикардией. Обычно это осложнение удается купировать после прекращения инфузии тромболитика и введения атропина и адреналина, иногда требуется применение плазмозаменителей и инотропных средств. Сегодня абсолютными противопоказаниями к тромболитической терапии считаются подозрение на расслоение аорты, активное кровотечение и предшествующий геморрагический инсульт.

В среднем тромболитические препараты получает всего лишь одна треть больных ИМ, а в нашей стране эта цифра существенно ниже. Тромболитики не вводят в основном в связи с поздним поступлением больных, наличием противопоказаний или неопределенностью изменений на ЭКГ. Летальность среди больных, не получающих тромболитики, остается по-прежнему высокой и составляет от 15 до 30%.

b–адреноблокаторы

В 1-е сутки после ИМ повышается симпатическая активность, поэтому использование b-адреноблокаторов, которые снижают потребление кислорода миокардом, уменьшают работу сердца и напряжение стенки желудочка, стало обоснованием их применения у этой категории больных. Ряд крупных многоцентровых исследований, в которых изучалась эффективность внутривенного введения b-блокаторов в 1-е сутки ИМ, показал, что они снижают летальность за 1-ю неделю примерно на 13–15%. Эффект несколько выше, если лечение начинается в первые часы болезни, и отсутствует, если использовать эти препараты со 2–3-го дня заболевания. b-блокаторы уменьшают и количество повторных инфарктов в среднем на 15–18%. Механизм влияния b-блокаторов на летальность – это уменьшение случаев фибрилляции желудочков и разрывов сердца.

Лечение b-блокаторами начинают с внутривенного введения (метопролол, атенолол, пропранолол) – 2–3 раза или столько, сколько потребуется, чтобы оптимально снизить частоту сердечных сокращений. В последующем переходят на прием препаратов внутрь: метопролол 50 мг каждые 6 ч в первые 2 сут, атенолол по 50 мг каждые 12 ч в течение суток, а затем подбирают дозу индивидуально для каждого больного. Основные показания к применению b-блокаторов – признаки симпатической гиперактивности, такие как тахикардия при отсутствии признаков сердечной недостаточности, гипертония, болевой синдром, наличие ишемии миокарда. b-Блокаторы, несмотря на наличие противопоказаний к их применению, например брадикардии (число сердечных сокращений меньше 50 в 1 мин), гипотонии (систолическое АД ниже 100 мм рт.ст.), наличие блокад сердца и отека легких, а также бронхоспазма, применяются тем не менее у подавляющего числа больных ИМ. Однако способность препаратов уменьшать летальность не распространяется на группу b-блокаторов с собственной симпатомиметической активностью. Если больной начал лечиться b-блокаторами, прием препарата следует продолжать до тех пор, пока не появятся серьезные противопоказания.

Применение антиагрегантов и антикоагулянтов

Применение при остром ИМ дезагрегантов, в частности ацетилсалициловой кислоты, способствует уменьшению тромбоза, причем максимальный эффект препарата достигается достаточно быстро после приема первоначальной дозы 300 мг и стабильно поддерживается при ежедневном приеме ацетилсалициловой кислоты в небольших дозах – от 100 до 250 мг/сут. При исследованиях, проведенных у многих тысяч больных оказалось, что применение ацетилсалициловой кислоты снижает 35-дневную летальность на 23%. Противопоказана ацетилсалициловая кислота при обострении язвенной болезни, при его непереносимости, а также при бронхиальной астме, провоцируемой этим препаратом. Длительное применение препарата существенно снижает частоту повторныех инфарктов – до 25%, поэтому прием ацетилсалициловой кислоты рекомендуется на неопределенно долгое время.

Читайте также:  Ромашки цветки: инструкция по применению, отзывы, аналоги

Еще одна группа препаратов, воздействующих на тромбоциты, это блокаторы гликопротеина IIВ/IIIА тромбоцитов. В настоящее время известна и доказана эффективность применения двух представителей данного класса – это абсиксимаб и тирофебан. По механизму действия эти препараты выгодно отличаются от ацетилсалициловой кислоты, так как блокируют большинство известных путей активации тромбоцитов. Препараты препятствуют образованию первичного тромбоцитарного тромба, причем действие их иногда бывает достаточно продолжительным – до полугода. Мировой опыт пока еще невелик, в нашей стране работа с этими препаратами только начинается. Из антитромботических препаратов по-прежнему широко используется антикоагулянт гепарин, который в основном назначают для профилактики повторных инфарктов, для предупреждения тромбозов и тромбоэмболий. Схемы и дозы введения его хорошо известны. Дозу подбирают так, чтобы частичное тромбопластиновое время увеличилось в 2 раза по сравнению с нормой. Средняя доза – это 1000 ЕД/ч в течение 2–3 дней, подкожное введение гепарина рекомендуется при медленной активизации пациентов.

В настоящее время имеются данные об использовании низкомолекулярных гепаринов, в частности эноксипарина и фрагмина. Основные их преимущества состоят в том, что они фактически не требуют лабораторного контроля за показателями свертываемости крови и специальной аппаратуры, например инфузионных насосов, для их введения, а главное – они существенно эффективнее чем нефракционированные гепарины. Не потеряло своей значимости применение непрямых антикоагулянтов, особенно при венозных тромбозах, выраженной сердечной недостаточности, наличии тромба в левом желудочке.

Антагонисты кальция

В качестве стандартной терапии ИМ антагонисты кальция в настоящее время фактически не используются, так как не оказывают благоприятного влияния на прогноз, а применение их с научной точки зрения малообоснованно.

Внутривенное введение нитратов при ИМ в первые 12 ч заболевания уменьшает размер очага некроза, влияет на основные осложнения ИМ, включая летальные исходы и частоту развития кардиогенного шока. Применение их снижает летальность до 30% в первые 7 дней болезни, это наиболее очевидно при инфарктах передней локализации. Прием нитратов внутрь начиная с 1-х суток заболевания не приводит ни к улучшению, ни к ухудшению прогноза к 30-му дню болезни. Внутривенное введение нитратов должно быть стандартной терапией для всех пациентов, поступивших в первые часы болезни, с передним ИМ и систолическим АД выше 100 мм рт.ст. Начинают введение нитроглицерина с невысокой скоростью, например 5 мкг/мин, постепенно увеличивают ее, достигая уменьшения систолического давления на 15 мм рт.ст. У больных с артериальной гипертонией снижение АД возможно до 130–140 мм рт.ст. Как правило, терапию нитратами проводят в течение 24 ч, если не появляется необходимости продолжения этой терапии, в частности при сохраняющихся болях, связанных с ишемией миокарда, или признаках сердечной недостаточности.

Ингибиторы АПФ

В последнее десятилетие в лечении больных ИМ прочно заняла свое место большая группа ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ). Это в первую очередь определяется тем, что данные препараты способны приостанавливать расширение, дилатацию левого желудочка, истончение миокарда, т.е. воздействовать на процессы, приводящие к ремоделированию миокарда левого желудочка и сопровождающиеся серьезным ухудшением сократительной функции миокарда и прогноза. Как правило, лечение иАПФ начинают через 24–48 ч от момента развития ИМ, чтобы снизить вероятность артериальной гипертонии. В зависимости от исходно нарушенной функции левого желудочка терапия может продолжаться от нескольких месяцев до многих лет. Установлено, что лечение каптоприлом в дозе 150 мг/сут у пациентов без клинических признаков недостаточности кровообращения, но при наличии фракции выброса ниже 40% существенно улучшало прогноз. В группе леченых смертность была ниже на 19%, на 22% было меньше случаев сердечной недостаточности, требовавшей лечения в условиях стационара. Таким образом, АПФ (каптоприл 150 мг/сут, рамиприл 10 мг/сут, лизиноприл 10 мг/сут и др.) целесообразно назначать большинству больных ИМ, независимо от его локализации и наличия или отсутствия сердечной недостаточности. Однако эта терапия более эффективна при сочетании клинических признаков сердечной недостаточности и данных инструментальных исследований (низкая фракция выброса). В этом случае риск летального исхода снижается на 27%, т.е. это предотвращает смертельные исходы у каждых 40 из 1000 леченых больных в течение года.

Уже во время пребывания больного в стационаре целесообразно детально исследовать его липидный спектр. Сам по себе острый ИМ несколько уменьшает содержание свободного холестерина в крови. При наличии данных о существенных изменениях этого показателя, например при уровне общего холестерина выше 5,5 ммоль/л, целесообразно рекомендовать больному не только гиполипидемическую диету, но и прием препаратов, в первую очередь статинов.

Таким образом, в настоящее время врач располагает значительным арсеналом средств, позволяющих помочь больному ИМ и свести к минимуму риск возникновения осложнений. Конечно, основной путь достижения этой цели – применение тромболитических препаратов, но вместе с тем использование b-блокаторов, аспирина, АПФ и нитратов может существенным образом повлиять на прогноз и исход заболевания.

Есть ли разница между симптомами септального инфаркта, и другими формами инфарктов

Инфаркт – омертвение тканей органа. Соответственно, инфаркт может развиваться в любом органе. Одним из важных и сложных по строению органов человеческого организма, является сердце. Существует разделение видов и форм инфаркта миокарда:

  • микроинфаркт – небольшой очаг некроза,
  • обширный инфаркт – когда затрагивается большая площадь тканей.

Так же пораженный участок может распространяться на всю толщину ткани, или на некоторую глубину. В соответствии со строением органа – указывают место поражения. Вся эта информация дает понимание о том, насколько опасно состояние пациента в данный момент, какую нужно предпринять тактику лечения, и какой прогноз для человека возможен в будущем. Одной из редких и угрожающих форм этого заболевания, является септальный инфаркт – некроз межжелудочковой перегородки.

Дефект стенки межжелудочковой перегородки после инфаркта

Характерные особенности заболевания

Мертвые ткани не сохраняются в организме, в том виде, в котором остались. «Природа не терпит пустоты», следовательно, эта ткань заменяется соединительной. Она не сокращается, не участвует в обмене веществ. Просто замещает поврежденный участок. И несчастье заключается в том, что ткань межжелудочковой перегородки представляет собой мышцу, которая принимает участие в сокращении сердца и выбросе крови в организм. После ее замещения соединительной тканью, это функция не возможна. И сама стенка становится тонкой и хрупкой. Для такого мощного органа как сердце, это становится угрозой ее разрыва и развития недостаточности клапанного аппарата сердца. Все это ведет к ускоренному развитию сердечной недостаточности и смерти.

Причины

Первопричиной закупорки сосудов принято считать атеросклероз. Но развитию данного процесса так же способствуют:

  • заболевания обмена веществ (метаболический синдром, диабет, алиментарное ожирение, дислипидемия),
  • вредные привычки,
  • отсутствие каких-либо физических нагрузок,
  • отрицательное влияние окружающей среды (загрязнение атмосферы).

Спровоцировать отрыв тромба или спазм сосудов могут:

  • стресс или эмоциональное перенапряжение,
  • перепад климата (атмосферное давление),
  • простудные заболевания и подъем температуры тела.

Всех этих жизненных ситуаций, стоит избегать людям, которые подвержены влиянию провоцирующих факторов, или которые имеют сопутствующие заболевания, способствующие сужению просвета сосудов или его полному закрытию. В случае ухудшения самочувствия, нужно сразу сообщить врачу. Чем раньше будет поставлен диагноз и проведены профилактические меры, тем выше вероятность благоприятного исхода.

Схематическое изображение причин возникновения инфаркта

По статистическим данным, инфаркт миокарда – первая причина инвалидности в среднем возрасте.

Симптомы

При любой локализации инфаркта, симптомы будут идентичны. В первую очередь, это резко возникшая боль в грудной клетке, проявляется сдавливанием или печением. Продолжается дольше тридцати минут, не купируется нитратами. На фоне постоянной боли, возможно, чередование нескольких приступов. После каждого боль усиливается, и может быть настолько интенсивной, что пациенты кричат. Возможно ее распространение в левую руку или на всю левую половину туловища. Во вторых одышка и удушье. В третьих, группа симптомов, которая может быть вся, может присутствовать один симптом, а может отсутствовать. К ним относят: падение или подъем давления, головокружение, слабость, предобморочное или бессознательное состояние.

Но все не так просто. Симптомы могут проявлять себя необычно. Например, болью в животе или челюсти, возможна тошнота и рвота.

Бывают случаи, когда человек вообще не ощущает особых симптомов, а просто плохо себя чувствует, какая-то «тяжесть на сердце», или плохое настроение. Это называют без болевой формой, и она самая страшная. Своевременно оказать помощь такому пациенту не удается, т.к. пациент не придет к врачу. Он даже не поймет, что болен. В таких случаях два пути:

  • Первый – пациент ничего не чувствует, живет прежней жизнью не испытывая жалоб и ограничений в ходьбе и подъеме по лестнице. Наличие перенесенного инфаркта выявляют на кардиограмме при профилактическом осмотре.
  • Второй – симптомы нарастают резко и внезапно, вплоть до потери сознания. Спасти такого пациента не всегда удается.

При проявлении одного или всех симптомов, нужно срочно обращаться к врачу. При развитии инфаркта, дорога каждая минута для постановки диагноза, и от постановки диагноза, до госпитализации, со своевременно начатым лечением.

Возможные осложнения

Самое страшное осложнение – разрыв стенки сердца, со смертельным исходом. Далее возможны:

  • развитие острой левожелудочковой недостаточности,
  • возникновение любой формы аритмии,
  • формирование аневризм,
  • образование тромбов внутри полостей сердца,
  • падение гемодинамики с потерей сознания.

Все эти состояния могут развиваться мгновенно и за минуты привести к летальному исходу. Поэтому, так важно, в кратчайшие сроки поставить диагноз и госпитализировать в специализированное отделение реанимации.

Пациент в кардиореанимации под мониторами сердечного ритма

Лечение

Лечение пациентов с инфарктом проходит в отделении интенсивной терапии. Во время оказания первой помощи, прежде всего, борются с болевым шоком. Т.к. если его не купировать, смерть от него может наступить раньше, чем от заболевания или осложнений. Для его купирования применяю наркотические и противошоковые препараты. Если позволяет время, вводят тромболитики, для немедленного рассасывания тромба и восстановления кровотока. Параллельно идет симптоматическое лечение: кислородотерапия, стабилизация давления, сосудорасширяющая терапия. Проводится подбор лекарств из групп: антикоагулянтов, дезагрегантов, гиполипидемических, влияющих на частоту сердечных сокращений, гипотензивных, препаратов для защиты стенки желудка, нитратов.

При наличии оборудования и времени, проводят аортокоронарное шунтирование или стентирование. Это оперативное вмешательство, которое позволяет восстановить кровоток. При шунтировании – создается дополнительный обходной путь для притока крови. При стентировании – восстанавливают кровоток в поврежденном сосуде. После проведения данных процедур качество жизни больных улучшается, а реабилитация проходит быстрее. Данные процедуры практически везде включены в государственные программы.

Схематическое изображение обходного шунта в сердце

После перевода пациента из реанимации, в отделение для пациентов с инфарктом миокарда, начинают реабилитацию. В первую очередь это подбор диеты и дальнейшего, правильного образа жизни. Затем по индивидуальной программе, проходит череда упражнений с инструктором, под контролем кардиограммы. После выписки, этот процесс продолжается в течение 6 месяцев амбулаторно.

Небольшое заключение

Инфаркт миокарда – распространенное заболевание, приводящее к инвалидности многих людей. Для того чтобы избежать данного заболевания достаточно придерживаться здорового образа жизни, и регулярно посещать врача.

Инфаркт миокарда

Инфаркт миокарда (ИМ) входит в ишемическую болезнь сердца, поскольку основная его причина недостаточное кровообращение с развитием локальной зоны ишемии. О наличии инфаркта становится понятно не сразу, а при фиксации специфических изменений на электрокардиограмме и выявлении в крови признаков её распада – некроза сердечной мышцы. Клиническую симптоматику при недостаточной диагностической информации обозначают как острый коронарный синдром (ОКС), то есть уже есть понимание, что беда случилась с коронарными артериями, питающими миокард, но приступ ли это стенокардии или развивающийся инфаркт, ещё неясно.

Как развивается инфаркт

Чем быстрее идёт развитие некроза, тем выше вероятность опасных для жизни осложнений и смерти, половина смертей приходится на первые два часа развития инфаркта. Период развития инфаркта занимает около 6 часов, но это в среднем, может быть много быстрее или дольше. Далее развивающийся ИМ становиться непосредственно острым инфарктом, длительность этого периода от 6 часов до недели. Через неделю начинается организация очагов некроза с формированием рубца, период заживающего или рубцующегося ИМ занимает до 4 недель, всё зависит от размера очага и репаративных возможностей организма. С 29 суток от начала ИМ начинается период зажившего инфаркта.

Инфаркт может быть мелкоочаговым и крупноочаговым или трансмуральным, захватывающим всю толщину стенки. Чётких критериев, какой некроз мелкий, а какой крупный нет, но договорились, что малым следует считать микроскопический инфаркт, распространяющийся в желудочке не более чем на 10% его площади. Средних размеров ИМ захватывает 10-30% миокарда желудочка, и больше трети – большой ИМ.

После инфаркта сердце несколько меняет свои размеры и конфигурацию из-за изменения толщины стенки и её формы – ремоделируется. Рубец не заплата на мышце, он походит на грубо внахлёст зашитую дыру, из-за чего деформируется вся ткань. При обширном инфаркте рубец формирует аневризму стенки левого желудочка. Сохранённый миокард испытывает дополнительную нагрузку, соответственно от непосильной работы он увеличивается – развивается гипертрофия. Сердце уже не способно активно собирать кровь, поэтому развивается застойная сердечная недостаточность.

Симптомы инфаркта

Классический инфаркт начинается сильной болью в грудной клетки, очень прохожей на стенокардию, но более интенсивной и продолжительной, её не снимает приём нитроглицерина. Сила боли может быть невыносимой, длительность до нескольких часов и протекать волнообразно, чередуя периоды сильной и умеренной боли. Боль отдаёт в левую руку, нижнюю челюсть, под ложечку. Отмечено очень частое чувство страха смерти, возбуждение с обильным потоотделением. При крупноочаговом ИМ часто повышается температура, которая может держаться несколько дней.

Типичную клиническую картину нельзя оставить без внимания, но ИМ не всегда протекает по классическому сценарию. При повторном инфаркте у очень пожилых возможны атипичные варианты ИМ, когда на передний план выходят не сильные загрудинные боли, а отёк лёгких. Этот вариант называют астматическим, поскольку он маскируется под сердечную астму. Существует абдоминальный вариант, когда превалируют симптомы «острого живота»: абдоминальная боль, тошнота и рвота, вздутие живота. Такая клиническая симптоматика возникает при поражении нижней – диафрагмальной стенки желудочка.

Предпосылки развития инфаркта?

Нередко инфаркт развивается с катастрофической скоростью на фоне полного благополучия. Половина инфарктников считает себя впервые заболевшими, на самом деле большинство просто не обращали внимания, а чаще, несерьёзно относились к неинтенсивным и кратким болям за грудиной. Ведь стенокардия может проходить не только после приёма нитроглицерина, но и в покое. Кроме того существует ишемия миокарда без боли, возникающая по ночам или на восходе солнца.

У части больных стенокардией при последующем анализе состояния и симптомов удаётся проследить продромальный период острого инфаркта. Не обращают внимания, что приступы стенокардии стали несколько другими по интенсивности и длительности, возникают чаще, меняется иррадиация, к примеру, раньше боль отдавала в левое плечо, но тут возникла и в челюсти. Следует насторожиться, если загрудинная боль во время приступа расширила свою зону или приступ стал сопровождаться обильной потливостью, присоединились перебои в сердце.

Если приступы стенокардии возникали только при значительной физической нагрузке, а вдруг начинаются в состоянии полного покоя, и даже по ночам. Этот вариант стенокардии обозначают как нестабильный, но это не аналог предынфарктного состояния, хотя у пятой части страдающих нестабильной стенокардией в течение месяца-полутора развивается острый инфаркт миокарда, поэтому её можно считать предвестницей инфаркта, но всё-таки это именно стенокардия хоть и нестабильная.

Читайте также:  Что такое атония мочевого пузыря – проявления, лечение

Любое изменение устоявшейся картины приступа стенокардии должно насторожить пациента и принудить предпринять активные действия по выяснению реального состояния коронарного кровоснабжения. Достаточно сделать ЭКГ и, совсем уж здорово, сдать кровь на маркёры некроза миокарда – сердечные тропонины I и Т. В этом вопросе лучше перебдеть, чем поставить себя на грань жизни и смерти.

Как лечат острый инфаркт

Купирование боли – важнейшее мероприятие, поскольку боль не только мучительная. Но и запускает неблагоприятные патологические механизмы, приводящие к увеличению зоны повреждения. Если у больного стенокардией приступ не завершается в состоянии покоя и при приёме таблетки или спрея нитроглицерина, затягиваясь на 5 минут, то необходимо принять вторую дозу. Если и после второй дозы в течение 5 минут остаются загрудинные боли, то необходимо принять третью дозу и вызвать СМП.

Непосредственная причина развития инфаркта – блокирование тока крови по сосуду, чаще всего тромб цепляется к сужающей просвет сосуда атеросклеротической бляшке. Лучший результат достигается при использовании в первые 12 часов реперфузионной терапия, оптимальный – в первые 2 часа. Необходимо срочно восстановить ток крови по сосуду либо введением растворяющих тромб препаратов, процедура называется коронарная реперфузия, или/и чрезкожным коронарным вмешательством (ЧКВ) с установкой стента. В остром периоде инфаркта миокарда хирургическое лечение – коронарное шунтирование сопряжено с повышением летальности, поэтому используют его не часто, предпочитая откладывать на более благоприятное время. Осложнения коронарного шунтирования, выполненного через 2-3 недели после ИМ такие же, как и при плановой операции через полгода.

Высокотехнологичное лечение приводит к сокращению срока пребывания в больнице. При успешной реперфузионной терапии надобности в длительном лежании нет, и пациента могут выписать уже на первой неделе. При осложнениях ИМ сроки госпитализации больше и пациента могут сразу выписать на реабилитацию в специализированный санаторий.

На прогноз влияет множество факторов, конечно, пожилой возраст и наличие сопутствующих заболеваний, особенно сахарного диабета и почечной недостаточности. Хуже ИМ протекает у женщин. Определяют вероятность развития осложнений размер зоны некроза и её локализация: передней инфаркт хуже нижнего, неблагоприятно вовлечение правого желудочка, повторный инфаркт. И отсрочка лечения не в пользу благоприятного исхода.

Материал подготовлен врачом-терапевтом, заведующим стационаром клиники «Медицина 24/7» Тафинцевой Екатериной Анатольевной.

Сепарация от родителей во взрослом возрасте. Как же всё-таки это сделать?

Что такое «сепарация» — спросила меня моя мама, которая ну очень далека от психологии, когда услышала название моего тренинга, — «Сепарация от родителей во взрослом возрасте и соединение с Родом».

Я задумалась. А потом ответила: — «Ты же знаешь, что такое «сепаратор»? – на это мама утвердительно кивнула (на даче она покупает сепарированную сметану и знает, что сепаратор нужен чтобы отделять сливки, из которых потом и получается сметана, от обезжиренного молока). Так вот, сепаратор – это разделитель. А сепарация – отделение. В данном случае, — детей от родителей.

Этим объяснением мама видимо вполне удовлетворилась, потому что дальше спрашивать не стала.

На самом деле, сепарация взрослого ребёнка от родителей – это глубокая тема. И в этой статье я расскажу, откуда вообще пошло это понятие, зачем нужна взрослому человеку сепарация, как понять, что она не произошла и как можно её осуществить самостоятельно или при помощи психолога во взрослом возрасте.

ЗАЧЕМ НУЖНА СЕПАРАЦИЯ? ТРАДИЦИИ МУДРЫХ ПРЕДКОВ

Изначально, когда ребёнок рождается, он очень тесно связан с матерью, — это ни для кого не секрет. Помимо чисто физической связи, зависимости от мамы, их связывает ещё и незримая энергетическая пуповина. После рождения ребёнка она не исчезает полностью, у мамы остаётся часть жизненной силы её дитя, — так считали наши предки.

Эта энергия нужна маме, пока ребёнок маленький и требует много внимания и сил. Чем старше становится сын или дочь, тем меньшее количество энергии требуется маме для его воспитания. Помните поговорку? – «Воспитывать надо, когда ребёнок помещается поперёк лавки. Когда уже не помещается – воспитывать поздно».

Ну и на самом деле, к подростковому возрасту – «что выросло, то выросло», — вносить корректировки в воспитание уже вряд ли получится.

И вот наступает время, когда остаток энергии, которая принадлежит ребёнку, но находится у мамы, ей нужно ему вернуть. Это происходит в период пубертата, то есть полового созревания ребёнка. И к тому моменту, когда девочка превращается в девушку, а мальчик – в юношу, — родители должны и «отпустить в свою жизнь».

Конечно же, в современном мире это не означает прекращения заботы и перевода подросшего ребёнка на самообеспечение. Хотя раньше в 13-14 лет действительно считалось, что чадо созрело, стало взрослым: мальчик в этом возрасте уже мог идти работать, воевать или управлять государством. Ну а девочку нередко выдавали замуж.

Сейчас всё иначе. До своего совершеннолетия молодой человек ещё не имеет всех прав и свобод взрослого. Однако очень важно именно в подростковом возрасте передать ребёнку-подростку бразды правления его жизнью.

Чтобы обозначить, что ребёнок уже не ребёнок, а готов к самостоятельной жизни, наши предки проводили ритуалы благословления своих подросших детей. Это и была та самая сепарация, то есть инициация отделение ребёнка от родителей на энергетическом уровне. И проводился такой обряд, когда ребёнку было от 8 до 14 лет (период наступления половой зрелости).

КАК ДАВАЛОСЬ БЛАГОСЛОВЕНИЕ РАНЬШЕ

Согласно информации, которая дошла до нас, раньше было так: сначала мама несколько дней молилась, прося у Бога счастливой жизни для своего ребёнка-подростка. Затем был праздник, в ходе которого «виновник торжества» получал материнское благословение, напутствие на жизнь, поздравления от родственников.

В некоторой степени это было аналогом нынешнего совершеннолетия, когда человек становится полноправным членом общества, получает определённые права и свободы, в том числе право выбирать, — где и с кем жить, где работать, создавать или не создавать семью, рожать детей…

Это было тем самым «обрезанием энергетической пуповины» и способствовало тому, что ребёнок начинал меньше зависеть от родителей и получал ресурсы (энергию) на то, чтобы идти в свою собственную жизнь.

Информацию о том, как благословить своего ребёнка-подростка можно найти на просторах интернета по запросу «как получить благословение матери».

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО СЕПАРАЦИИ НЕТ?

Сегодня многие современные родители не только не отпускают детей от себя и не благословляют на собственную жизнь, которая включает в себя принятие решений и взятие на себя ответственности за них, но и всячески пытаются влиять на жизнь и контролировать давно уже повзрослевших детей.

Можно говорить о том, что психологическая (и энергетическая) сепарация не произошла, если мама:

— Регулярно даёт вам советы, как жить (где, с кем и т.п.), где работать, как вести себя с другими людьми (- «Скажи ему, что…»)

— Не соблюдает ваши личные границы (копается в ваших вещах, может без спроса залезть в сумочку, в кошелёк, спрашивает, кто звонил и о чём вы говорили, заходит в вашу комнату без стука или в квартиру без предупреждения (если вы живёте отдельно, но у мамы есть ключи от вашего жилища)

— Звонит вам по несколько раз в день или требует от вас, чтобы вы звонили ей (один, два и более раз в день).

— Требует, чтобы вы регулярно участвовали в её жизни при условии, что мама вполне здорова и жизнеспособна (если мама ограничена в дееспособности, это совсем другая ситуация), — возили её в поликлинику, покупали и привозили ей продукты, решали другие мамины вопросы.

— Вы постоянно делаете что-то для мамы в ущерб себе и своей жизни (едете к маме вместо того, чтобы провести время с мужем и детьми; оплачиваете отпуск маме вместо своего отпуска; делаете ремонт в квартире родителей, хотя надо бы сделать в своей…).

— Испытываете чувство вины, когда приходится отказывать родителям в помощи (даже когда они прекрасно могут справиться сами).

— Стараетесь соответствовать ожиданиям родителей вместо того, чтобы жить своей жизнью (не увольняетесь с нелюбимой работы потому, что мама считает её хорошей; не разводитесь с мужем лишь потому, что мама говорит, что семья должна быть полной и т.д.).

Конечно же, заботиться о родителях и помогать им по мере сил необходимо. И иногда нам бывает очень трудно отличить достаточную помощь от чрезмерного участия.

По этому поводу мне очень понравилась фраза, которую произнёс Михаил Бурняшев, директор Института консультирования и системных решений и ведущий преподаватель программ по системным расстановкам. Когда его спросили, где эта грань, он ответил: — «Есть два слова, — забота и опека. Почувствуйте разницу».

Смысл этих слов значительно отличается. Заботиться можно о человеке, которого любишь. Опека – это всегда по отношению старшего к младшему, который к тому же ещё (или уже) недееспособен, то есть не может позаботиться о себе сам, не может принимать эффективные решения.

И если дети ведут себя так, словно усыновили своих родителей, поменялись с ними местами, тогда это может привести к очень печальным последствиям по отношению к их собственной жизни. В теории системных расстановок такое нарушение в семейной системе называется «парентификацией» (от англ. parents – «родители»).

Когда такое происходит, ресурсы (энергия) ребёнка вместо того, чтобы течь дальше (на продолжение жизни, создание новых проектов и т.п.) как будто бы вбрасываются наверх. И тогда получается «эффект фонтана», — энергия рассеивается, и толку от неё нет. И тем, кто выше в иерархической системе (родителям) от этого гораздо меньше пользы, чем могли бы получить младшие (дети детей).

КАК ОТСУТСТВИЕ СЕПАРАЦИИ ВЛИЯЕТ НА ЖИЗНЬ

Конечно же, отсутствие сепарации от родителей можно проследить и наблюдая за человеком (взрослым ребёнком своих родителей) и его жизнью.

— У него не складываются длительные отношения с противоположным полом, он/она не могут создать свою собственную семью;

— Не получается родить собственных детей (это часто бывает результатом «парентификации», о которой я писала чуть выше);

— «Ребёнок» (пишу в кавычках, потому что имею в виду взрослого человека, которому уже давно 18+ лет) не стремится отделиться физически, начать жить отдельно от родителей;

— Человек не может найти себя в жизни, не уверен в своих силах, меняет виды деятельности один за другим;

— Не удаётся нормально зарабатывать, достичь финансового благополучия;

— Не является авторитетом для собственных детей, если они у него есть;

— Позволяет родителям вмешиваться в его взаимоотношения с партнёром/партнёршей, в воспитание детей;

— Финансово зависит от родителей, постоянно пользуется их ресурсами;

УСЛОВИЯ, КОТОРЫЕ НЕОБХОДИМО СОБЛЮСТИ

Когда сепарация происходит в правильном возрасте и естественным путём, посыл исходит от родителей. Они как бы говорят ребёнку: — «Мы тебя ОТПУСКАЕМ и передаём ТЕБЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за твою жизнь». И это можно сделать даже безо всяких ритуалов, просто намерением.

Если такого не произошло, и вместо этого родители наоборот стараются «придержать» бразды управления жизнью своего взрослого чада, тогда этот процесс может инициировать сам ребёнок.

И самое главное, — это его реальная готовность принять ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свою ЖИЗНЬ. То есть согласиться с тем, что в дальнейшем всё, что в ней будет происходить, — это только его ответственность, его выбор.

Как только человек созрел для того, чтобы СТАТЬ ВЗРОСЛЫМ (сепарироваться), — с этого момента можно приступать к самому процессу сепарации, который состоит из нескольких этапов.

ЭТАПЫ СЕПАРАЦИИ И ТЕХНИКИ, КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ СЕПАРИРОВАТЬСЯ

Сепарация от родителей состоит из нескольких этапов, которые важно пройти. Причём очень желательно сделать это именно в такой последовательности, как это описано ниже.

РАЗОБРАТЬСЯ С ОБИДАМИ НА РОДИТЕЛЕЙ

Почему я использую слово «разобраться» вместо «простить»?

Считается, что у нас, как у детей нет таких полномочий – прощать собственных родителей. Мы занимаем в семейной иерархии более низкую ступень. И если мы будем «прощать» их, в классическом понимании данного слова, то мы будем пытаться возвыситься над ними. Но если понимать этот аспект, тогда можно использовать и «простить обиды».

Избавиться от обид очень важно. Пока мы не принимаем то, как поступали с нами наши родители, мы занимаем позицию жертвы и остаёмся детьми. У ребёнка нет возможности увидеть картину полностью. Он может смотреть только со своего «маленького роста». А вот взрослый может взглянуть «со стороны», выйти за пределы ситуации.

Итак, в работе с обидами (избавлении от них) есть два пути: обычное прощение и Радикальное прощение (по технологии Колина Типпинга).

Если вы выбираете первый путь, то здесь очень эффективным будет написание Автописем и Медитация Прощения (её можно найти в Интернете) после.

  • Возьмите четыре листа бумаги, ручку.
  • Выберите время и место, где вам никто не помешает в течение 20-30 минут.
  • Возьмите первый лист и начните писать письмо маме, высказывая ей всё, что вы испытываете и испытывали к ней, когда были ребёнком. Письмо начните с обращения к маме.

Очень важно писать именно о своих чувствах, а не о том, что вы думаете по поводу каких-то её действий и поступков.

Писать можно всё, выплёскивая всю боль и обиды, не стесняясь в выражениях. Это письмо никому показывать и, тем более, давать читать маме, не нужно и даже ни в коем случае нельзя.

  • Когда допишите письмо маме, отложите лист и возьмите второй. И напишите ответ от мамы себе. Начните с обращения (как вас называет мама).

Здесь главное расслабиться, отпустить поток мыслей и писать то, что будет вам приходить в голову.

  • Когда и второе письмо будет написано, прослушайте медитацию Прощения (проговорите слова и представьте образы, которые предлагаются)
  • В конце разорвите или сожгите оба письма.
  • Затем проделайте всё то же самое по отношению к папе (два письма и Медитация прощения).

Часто бывает, что одного раза для избавления от обид недостаточно. Поэтому рекомендую вам делать этот процесс до тех пор, пока не почувствуете, что обиды на родителей прошли.

Что касается Радикального прощения, книгу Колина Типпинга с одноимённым названием можно найти на просторах Интернета.

Также эффективным инструментом Радикального прощения является трансформационная психологическая игра «САТОРИ», которую ведёт моя коллега Татьяна Леонова.

НАПОЛНИТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, РЕСУРСАМИ, ВЫРАСТИ

Ещё одной важной составляющей сепарации от родителей является достаточность тех ресурсов, которые мы получили от них в детстве.

Нередко так бывает, что ресурсов (родительской любви, принятия, поддержки) не хватило. И тогда ребёнок не может вырасти. Психологически он «застревает» в каком-то возрасте, — 5… 7… 12 лет. Внешне он взрослый, но внутри живёт ребёнок или подросток, которому до сих пор очень нужны мама и папа.

Читайте также:  Хроническая гонорея у мужчин: симптомы и лечение – лечение

Но реальные родители, даже если вдруг они сами осознали какие-то вещи и стали вести себя по-другому (начали поддерживать, проявлять нежность и т.п.) уже не могут дать то, чего не хватило в детстве.

Теперь уже наша ответственность и задача – наполниться этим. И психология здесь может помочь.

В каждом из нас живёт детская часть – Внутренний ребёнок. Именно этой части не хватило ресурсов. И именно ей необходимо их дать. Этим мы занимаемся на тренинге «Встреча с ВНУТРЕННИМ РЕБЁНКОМ: сотвори себе Счастье».

ПОБЛАГОДАРИТЬ РОДИТЕЛЕЙ, ПОЛУЧИТЬ ОТ НИХ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

Благодарность – это то чувство, которое в идеале должен испытывать взрослый ребёнок по отношению к своим родителям. За то, что они дали ему жизнь, вкладывали в его воспитание своё время, силы, энергию.

И если её нет, то отделиться, сепарироваться от родителей во взрослом возрасте, бывает непросто.

И здесь есть отличный инструмент – практика поклонов родителям.

Для её проведения:

  • Возьмите фотографии мамы и папы (любого возраста)
  • Прикрепите так, чтобы они были на уровне ваших глаз. Мама справа, папа слева, рядом друг с другом.
  • Поблагодарите родителей за всё то хорошее, что они вам дали (за жизнь, за вложенные в ваше воспитание силы, можно за какие-то приобретённые вами с их помощью качества, — благодарить можно за всё, о чём вспомните).
  • Провисните в поклоне, расслабив поясницу, плечи, шею и повернув ладошки рук в сторону фотографий родителей. Это позиция «берущего». Именно так ребёнок может наполниться энергией, идущей от родителей. При этом в ладошках вы можете почувствовать тепло или покалывание.

Практику желательно сделать хотя бы три раза, а лучше – пока действительно не почувствуете благодарность к маме и папе. Даже если родителей уже нет в живых, эта техника очень эффективна.

Получение благословения можно сделать в РАССТАНОВКЕ или придя на тренинг «Сепарация от родителей и соединение с Родом» , который я провожу регулярно в Москве и индивидуально по скайпу с клиентами из других городов.

ВЫСТРОИТЬ ЛИЧНЫЕ ГРАНИЦЫ

Ну и последнее, о чём я хочу написать в этой статье, — это необходимость простраивать свои личные границы с родителями в физическом и психологическом пространстве.

Вряд ли ваши родители вдруг сами поймут, что нельзя заходить в вашу комнату без стука или приезжать в гости без звонка, если они много лет это делали, а вы это терпели и молчали.

Или что лазить в вашей сумочке или брать ваш мобильный телефон нельзя потому что вам уже 25… 30… 40… лет.

Поэтому с этого момента только ваша задача – простроить эти границы. Объяснить родителям, что теперь так поступать с вами нельзя.

И, скорее всего, объяснить им это придётся не один и не два раза. А, может быть, пять или десять. Причём чем спокойнее вы будете это делать, тем больше шансов на успех.

Если же родители будут категорически отказываться соблюдать ваши личные границы, тогда вы должны будете их (границы) защищать.

Например, забрать ключи от своей квартиры или установить замок на двери своей комнаты. Поставить пароли на телефон, планшет и ноутбук. И так далее. Потому что теперь, когда вы взрослый человек, это уже ваше право и ваша ответственность – не позволять другим людям вести себя с вами так, как вас не устраивает. Даже если эти люди – ваши родители.

И тогда сепарация от родителей во взрослом возрасте станет для вас вполне возможна!

Особенности психологической сепарации от родительской семьи в юношеском возрасте

Рубрика: Психология

Дата публикации: 23.09.2020 2020-09-23

Статья просмотрена: 144 раза

Библиографическое описание:

Сенжапова, Ю. Р. Особенности психологической сепарации от родительской семьи в юношеском возрасте / Ю. Р. Сенжапова, Е. А. Лукьянова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 39 (329). — С. 62-64. — URL: https://moluch.ru/archive/329/73744/ (дата обращения: 24.02.2021).

В статье описаны и проанализированы особенности психологической сепарации от родительской семьи в юношеском возрасте; проведен сравнительный анализ психологической сепарации студентов от матери и отца. Показана гетерохронность развития компонентов психологической сепарации от родителей. Выявлено опережающее развитие конфликтологического компонента сепарации по сравнению с эмоциональным, аттитюдным и функциональным компонентами.

Ключевые слова: сепарация, родительская семья, юноши, студенты.

Достижение психологической сепарации от родителей − одна из главных задач развития юношеского возраста. Современное российское общество предъявляет высокие требования к взрослеющему юноше/девушке: сегодня особенно ценятся независимость, самодостаточность личности, постоянное саморазвитие, способность к самостоятельной постановке жизненных целей, «опора на себя», возможность осуществлять личный, свободный выбор. Ситуация сепарации от родителей в России оказывается малоизученной темой, и практические рекомендации в отношении ее преодоления даются в основном психологами-практиками, на основе анализа отдельных случаев совладания с этой проблемой у молодых людей. Исходя из этого, встает необходимость структурировать имеющиеся о сепарации данные, проанализировать ее компоненты и пополнить данные психологической науки о сепарации.

Сепарация — это уход от чего-либо или прекращение отношений с ним. В психологии под сепарацией чаще всего понимается отделение ребенка от родителей, своей семьи [1, с.45].

Сепарация от матери в младенчестве, в период формирования привязанности, препятствует нормальному развитию личности, вызывает чувство незащищенности, заставляет переживать скорбь. Существует теория, что сепарация является причиной развития психических расстройств.

Важность сепарации заключается в том, что без этого сложно выстроить гармоничные отношения с партнером, хорошие семейные отношения, а также отношения с собственным ребенком.

Процесс сепарации происходит в течение всего жизненного пути личности, но может обнаруживать свою специфику в зависимости от тех или иных возрастных задач. И в зависимости от возрастных характеристик личности рассматривают несколько этапов сепарации.

Психолог Дж. Хоффман выделял 4 типа сепарации, через которые должен пройти человек к окончательной зрелости:

Эмоциональная сепарация. Уменьшение зависимости от родительского одобрения или неодобрения. Эмоциональная зависимость, например, присутствует в том случае, когда партнеры вынуждены расстаться из-за неодобрения родителей.

Аттитюдная сепарация. Это способность человека смотреть на мир своими глазами, а не глазами родителей. То есть взрослый человек рассуждает и оценивает ситуацию на основе своего личного опыта, а не опыта его родителей.

Функциональная сепарация. Способность человека обеспечить свое существование отдельно от родителей.

Конфликтная сепарация. Умение жить своей жизнью без чувства вины за это [2, с.38].

Также важно сказать, что процесс сепарации — сложный процесс, который как бы вбивает в себя потенциал сепарации взрослого человека, т. е. те варианты развития автономности, которые будут характерны на последующих этапах жизненного пути.

Данная работа направлена на изучение особенностей сепарации от родительской семьи у студентов юношеского возраста разных направлений.

В рамках данного исследования было выдвинуто предположение о том, что сепарация от матери у студентов разных направлений подготовки будет ниже, чем сепарация от отца, также, показатели сепарации у студентов направления подготовки: психология, будут выше, чем у других направлений.

Данное исследование направлено на выявление сепарации от родительской семьи. В исследовании применялись методы теоретического анализа, анкетирование, методы обобщения и интерпретации научных данных, а также методы статической обработки и анализа данных.

Для исследования особенностей сепарации от родительской семьи у студентов юношеского возраста разных направлений подготовки был использован опросник для изучения психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте — Psychological Separation Inventory (PSI, Hoffman, 1984), в адаптации Дзукаевой В. П., Садовниковой Т. Ю. (2014); включает 124 вопроса, среди которых имеются 62 утверждения, описывающих отдельно отношения с матерью и отцом. Исследование проводилось на базе Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ (г. Пенза). В исследовании приняли участие 46 человек (3юноши, 43 девушки) в возрасте от 17 до 18 лет.

В ходе исследования были интерпретированы 4 группы направлений подготовки: начальное образование, психология, психолого-педагогическое направление и дошкольное.

Результаты данного исследования показали, что конфликтологическая независимость от родителей у всех направлений подготовки находится на уровне выше среднего (от 3 до 3,9), что свидетельствует об отсутствии значительных неразрешенных противоречий в отношениях с матерью и отцом.

По остальным шкалам полученные данные говорят о том, что уровень сепарации психологов выше, чем на остальных направлениях подготовки, изучаемых нами.

Также, полученные данные по всем направлениям подготовки нашего исследования отражают достаточно высокий уровень самостоятельности студентов в сферах межличностных отношений со сверстниками, планирования досуга.

Полученные данные могут быть использованы в психологическом консультировании студентов, имеющих трудности в адаптации к новым условиям в образовательной среде, которые зачастую связаны не только с требованиями учебного характера, но и сложными переживаниями, обусловленными отрывом от родительского дома и перестройкой межличностных отношений и преодолением важных внутриличностных противоречий.

Практическая значимость полученных результатов заключается в выявлении и анализе условий и факторов психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте, что позволит повысить эффективность психологического консультирования по проблемам развития личности в юношеском возрасте. Таким образом, данные полученные при проведении исследования помогут в дальнейшей работе психолога.

  1. Дзукаева, В. П. Опыт использования русскоязычной версии опросника PSI в изучении сепарации взрослых детей с родителями / В. П. Дзукаева, Т. Ю. Садовникова // Психологическая диагностика: научно-методический и практический журнал. — 2014. — С. 3–20.
  2. Харламенкова Н. Е., Психологическая сепарация: подходы, проблемы, механизмы / Харламенкова Н. Е., Кумыкова Е. В., Рубченко А. К. — М.: Институт психологии РАН, 2015. — 367 с.

Сепарация. Пять мифов про отношения родителей и детей

Миф 1. Сепарация приводит к разрыву эмоциональной связи между родителем и ребёнком

Нет, сепарация и эмоциональная связь никак не связаны. В психологии под сепарацией понимается финансовое, ценностное, функциональное и эмоциональное отделение ребёнка от родителей. Проще говоря — это процесс, по окончании которого человек становится самостоятельным. Сепарация помогает ребёнку ответить на важные вопросы: «кто я?», «чего я хочу?», «что для меня в жизни важно?».

Отрицательно повлиять на отношения в семье сепарация может, только если между родителем и ребёнком возникают разногласия по какому-то важному вопросу.

Например, ребёнок хочет поступить в конкретный вуз, а семья его в этом не поддерживает или даже запрещает. Возникает конфликт. Ребёнку важно показать, что он способен сам принимать решения и отвечать за свои действия. Родители считают, что их сын или дочь ещё не в состоянии сделать самостоятельный выбор.

По словам Марины Рыбниковой, сепарация не означает, что мы прекращаем общаться с родителями, прислушиваться к ним или уважать их. Наоборот, у нас возникают абсолютно здоровые отношения между взрослыми людьми.

Миф 2. Чем раньше произойдёт сепарация, тем лучше

Сепарация начинается в возрасте от года до трёх лет, а завершается у всех в разное время. Александра Кондрахина считает, что психологический возраст, который подходит для сепарации, — 13–16 лет, ближе к пубертатному периоду. В этот момент должна произойти окончательная здоровая сепарация.

Профи для любой задачи

  • Английский язык
  • Массаж
  • Уборка
  • Маникюр
  • Консультация психолога
  • Фотосъёмка
  • Ремонт бытовой техники
  • Стрижки
  • Русский язык
  • Мелкий ремонт
  • Наращивание ресниц
  • Биология
  • Обществознание
  • Фитнес
  • Макияж
  • Математика
  • Физика
  • Мытьё окон
  • Коррекция бровей
  • Химия
  • Помощь по дому
  • Причёски

Однако многие психологи сходятся во мнении, что подростковый возраст сейчас увеличен — его верхней границей можно считать 24 года . К тому же нужно помнить, что сепарация всегда проходит индивидуально. Кто-то готов нести за себя ответственность в 14 лет, а за кого-то родители принимают решения в 30 лет. Поэтому сепарация должна закончиться вовремя именно для вас: в тот момент, когда вы обретёте самостоятельность и сможете организовать свою жизнь так, как вам удобно.

Случится сепарация раньше или позже, зависит от многих факторов. Например, от условий, в которых оказывается ребёнок. Если в семье есть гиперопека, гиперконтроль, манипуляции, навешивание чувства вины и стыда, едва ли сепарация пройдёт вовремя и безболезненно для всех. Если родители уважают личность ребёнка, его мнение, его решения, проблем с сепарацией быть не должно.

Миф 3. Если сепарация не завершилась — есть психологические проблемы

Психолог Марина Рыбникова считает, что если сепарация так и не произошла, имеет смысл задуматься, почему это случилось.

Родитель не даёт свободы, привязывает к себе, навязывает своё, единственно правильное мнение? Ребёнок не берет на себя ответственность, присутствует выученная беспомощность? Или есть и то и другое? Здесь есть над чем подумать. Однозначно можно предположить, что в данной семье есть неразрешённые сложности.

Психологи неспроста говорят о важности сепарации. В противном случае зависимость от родителей превращается в привычку. С возрастом разрубить такой узел и обрести самостоятельность будет всё сложнее.

Главное пожелание родителям: понять и осознать, что дети не обязаны быть похожи на нас, это самостоятельные личности, которым нужна поддержка и опора до определённого времени. Помогайте, если дети просят об этом, но умейте дать свободу, когда это необходимо. Если не выходит, если чувствуете, что есть проблемы, то обращайтесь к специалисту, так вы поможете не только себе, но и ребёнку.

Миф 4. Самый простой способ завершить сепарацию — уехать подальше от родителей

Это неправда. Ребёнок может переехать на другую улицу или даже в другую страну, но при этом оставаться эмоционально зависимым от родителя. Сепарация носит не физический, а психологический характер, объясняет Александра Кондрахина. Её суть состоит в том, что родитель принимает мысли, желания, цели и стремления ребёнка. А ребёнок признаёт, что его чувства могут не совпадать с родительскими, а ценности — сильно отличаться.

С этим мнением согласна Марина Рыбникова. К тому же она подчёркивает, что дистанцирование — это лишь иллюзия настоящей сепарации.

Сепарация происходит внутри нас. Это внутренняя работа, в результате которой мы понимаем, что делаем свой выбор сами, несём за это ответственность. Мы готовы справиться с тем, что наш выбор могут не одобрить родители, и мы общаемся с ними с позиции взрослого человека.

Миф 5. Сепарация всегда проходит тяжело и болезненно

Нет, это нормальный этап взросления и отделения от родителей. Сепарация может и должна быть безболезненной.

Сепарация болезненна тогда, когда она не произошла вовремя. А помешать этому могли проблемы в жизни самих родителей, неумение или нежелание отпустить ребенка, идея реализовать свои амбиции через него, манипулирование, гиперконтроль, обесценивание, вечное разочарование. В результате и у ребёнка, и у родителей возникает множество обид и невысказанных негативных эмоций, чувство вины, стыда.

Важно отметить: если ребёнка воспитывала одна мама или отец, то это не значит, что сепарация пройдёт сложнее, чем у ребёнка, который рос в полной семье. Всё зависит от того, как родитель относится к воспитанию ребёнка. Да, так бывает, что мама, которая одна воспитывала ребёнка, больше привязана к нему. Но это не правило. Даже в полной семье сепарации может не случиться, считает Марина Рыбникова.

Ссылка на основную публикацию